Иконы они как дети

Что самое трудное в работе иконописца, кто они, современные изографы, как приходят в эту профессию.

Мерная

Наблюдая за сегодняшней повседневностью, можно предположить, что духовная жизнь наших современников подвержена еще более серьезным испытаниям, чем скажем, сто лет назад. А век назад разрушались храмы, ссылались и расстреливались священники. Но, как видим, физическое устранение института церкви большевиками не принесло результата – церковь возродилась. Сегодня враг изменил тактику – его мишенью стали умы и сердца православных (и не только) людей. А одним из основных средств воздействия стали визуальные эффекты, направленные на то, что бы завладеть нашим вниманием и похитить время, данное Богом для спасения.

Для решения этой задачи часто применяются два главных инструмента западной философии постмодернизма – инсталляция и перформанс. Не создавая ничего нового, они самым примитивным образом переворачивают действительность с ног на голову, помещают обычные предметы в несвойственную для них среду, с целью удивить зрителя, а еще лучше повергнуть в шок. Тем самым, подменив истинные ценности ложными, надолго оторвать его от действительности, от существующих проблем, от веры, от Бога, в конце концов.

Ежедневный мощный поток визуальной (самой легкой по усвояемости) информации низкого качества: карусель рекламных блогов,  бесконечные сериалы с надуманными проблемами, шоковые новости, триллер (дрожь) технологии направлены на одно – подменить истинную духовную пищу суррогатом. Расширенные зрачки, приоткрытый рот и рассеянное внимание – нередкое явление у экранов телевизоров и мониторов дома и на работе.

Но, слава Богу, это воздействие очень часто имеет обратный результат. Отравленный низкопробной продукцией, задыхаясь от смрада информационного мусора, человек начинает жаждать глотка свежего воздуха и хотя бы капли воды из родника. Люди, наконец, заметили подлог не только на полках в супермаркетах, но и в духовной пище.

И как промыслительно устроил  Творец, дав людям икону, каноническое изображение которой оттачивалось тысячелетиями и не утратило своей актуальности и в наши дни.

Образы Спаса, Богородицы, святых и преподобных отцев нашей церкви, сил бесплотных, как и прежде, глядя с иконы, продолжают излучать истинную любовь и веру. Встретившись взглядом с Истиной, наш современник вдруг ясно осознает суетность своего существования,  бессмысленность своего времяпровождения и ошибочность в выборе направления движения.  Как результат, еще находясь в плену иллюзий, человек начинает делать первые, самые трудные шаги к Богу.

Очень многие люди на пути к Богу, интуитивно хотят изменить свою жизнь, наполнив ее духовным содержанием. Они ищут материальное воплощение своих духовных поисков.

И здесь на помощь приходит именно икона, как посредник, как окно в иной мир. Не без оснований люди считают, что принеся в дом рукотворную икону, их жизнь и быт изменится к лучшему. А главное, в доме появляется надежда, ведь через икону можно попросить о помощи тогда, когда здесь уже никто не слышит и не может помочь.

Икона действительно все слышит и видит, и готова в любой момент прийти на помощь. Она живая. Еще очень приятно, что икону сегодня не связывают с образами стареньких бабок в полуразрушенных домах. Современная молодежь активно интересуется иконописью, хочет иметь икону дома, а главное —  предъявляет определенные требования к качеству самого письма, тем самым мотивируя иконописца.

Иконопись, как ремесло, очень мало претерпело изменений со времен  св. Апостола Луки. Технология изготовления иконы в начале двадцать первого века мало чем отличается от той, которой пользовались первые иконописцы. Во всех процессах по-прежнему преобладает ручной труд, пусть даже с использованием механизмов. Конечно, речь не идет о массовых иконах для церковной лавки. Мы говорим о штучных изделиях для домашнего или храмового употребления. О той иконе, которая становится хранительницей домашнего бытия, с которой у владельца складываются очень личные отношения. Которая после освящения начинает жить своей особой самостоятельной жизнью, как говорят иконописцы – бытовать.

Но прежде, чем икона начнет свою жизнь, она проходит непростой путь от рождения до того момента, когда счастливый обладатель принесет ее после освящения домой и с трепетом и волнением поставит в красный угол своего жилища, а вечером впервые перед любимым образом произнесет сокровенную молитву. Так начинаются устанавливаться взаимоотношения между Богом и людьми посредством иконы.

Не секрет, что именно от усердия иконописца на всех этапах создания иконы и зависит срок ее службы. Начиная от проверки готовности доски и заканчивая лакировкой готового изделия. Существует даже поверье, что после смерти иконописец столько находится в раю, сколько служат его иконы. Согласитесь, что более серьезную мотивацию трудно и придумать.

На самом деле для иконописца никакой мотивации не нужно. Для большинства из нас иконопись – это и молитва, и  мировоззрение, способ мышления, труд и отдых, сам образ жизни.

Безусловно, любая профессия накладывает отпечаток на человека, но вот иконописца выделить из общего потока людей трудно. Потому что в иконопись сегодня приходят из самых разнообразных сфер деятельности: и из рабочего люда, интеллигенции, бизнеса, есть и депутаты. Возраст тоже не имеет значения. Что характерно – очень небольшой процент профессиональных художников. Иногда, кажется, что приходят те, кого позвали. Они начинают изучать основы этого дела, постепенно растут в своем мастерстве, выходят на профессиональный уровень, для многих иконопись становится основным занятием в жизни.

Путь не простой, не скрою, из тех, кто пришел, до конца доходят очень немногие.  Но как радуется сердце, глядя на тех, кто с Божьей помощью смог все преодолеть и стать иконописцем, а  главное, найти себя в этой профессии. На все Божья воля. Она особенно явно проявляется, когда вчерашний студент вдруг получает интересные заказы, с головой погружается в работу – и снова хочется употребить слово позвали, только теперь — позвали на работу.

Что такое работа иконописца, как рождается икона, каковы отношения мастера со своим творением?

В первую очередь, иконописец помнит о том, что сказал Господь: «Без меня не можете творити ничесоже…», и второе – это притча о талантах, дарованных Богом.

Очевидно, сколько людей – столько и мнений. Для меня процесс написания иконы – это изображение невидимого мира на доске в понятных для нас образах. По сути, икона – это граница между мирами, на плоскости которой иконописец наносит изображения невидимого нам мира. Во время работы об этом не задумываешься, но если представить, что кончик  кисточки каждый раз погружается в иной мир, как бы прикасается там к неведомому и проявляет его на доске, то поневоле ощущаешь трепет и какое-то таинство.

Очень редко получается сразу и хорошо. Как правило, икона требует много внимания и усердия. Иконописцы говорят, что иконе нужно послужить, прежде чем появится благовидное изображение. Икона, как живая, участвует в самом процессе своего рождения. Часто подсказывает, как бы она хотела выглядеть, и если иконописец проявил свою волю, то икона показывает характер, спорит, настаивает на своем. У меня не хватит слов описать, как это происходит на практике, могу сказать только, что это удивительное таинство общения мастера со своим творением. Это и есть то сокровенное, что иконописцы больше всего любят в своей работе.

Здесь уместно сказать еще об одном таинстве, которое наблюдают, и испытывают все, без исключения, иконописцы. Это момент завершения работы. Самый ответственный и непредсказуемый. Иконописец никогда точно не знает, готова икона или еще нет. Всегда мастер видит недоделки, исправив которые изображение, по его мнению, станет еще лучше. Вот еще здесь подправить, а тут изменить. Как вдруг, после нескольких движений кисточкой становится абсолютно точно понятно: все — икона готова. Очень часто складывается впечатление, что ты тут и вовсе не причем – она сама написалась и решила, что ей пора к людям.

 

(744)